sfdpnjfv20zrz20xngk1b1v.jpg
RU  EN 

"Игра в цвет" Екатерины Дмитриевой

"Наш Изограф"№1 январь 2008

Каждую новую встречу с творчеством молодой художницы Екатерины Дмитриевой ждешь с нетерпением, простительным любопытством и некоторой ревностью: желание первой увидеть ее последние работы не покидает до момента встречи с ними.

Наверное, всем, кто когда-либо с трепетом и пугливой радостью наблюдал за преобразованием маленького зернышка в буйно-цветущее растение, понятны нетерпение и сопричастность этому чудесному перевоплощению. Нечто похожее по палитре чувств и эмоций испытываешь и когда наблюдаешь за ростом и раскрытием таланта художника. Вот первые рисунки, наброски, картины, в которых едва угадываешь контуры будущего мастера, вот по-настоящему удачные работы, чуткие по восприятию окружающего мира и уверенные по исполнению, вот полотна, которые уже не позволяют сомневаться, что талант достигнет своего расцвета. Знакомство с последними работами Екатерины дарит детскую радость и веру в чудо: цветение будет обильным! Правда, нельзя с точностью угадать, на какой странице откроется атлас цветущих растений. Это может быть акварелист, яркий и безудержный, не совсем в «характере» этой прозрачной техники, или портретист, безусловно, психолог, не только чувствующий изображаемую личность, но и способный к обобщениям, или живописец, тематика работ маслом которого варьируется от нежно-теплых домашних натюрмортов до философско-космических аллегорий.

А как привлекательна игра в цвет! Дмитриева то щедра, то лаконична, то теплые оттенки преобладают в ее работах, то автор погружает зрителей в созерцательные холодные цвета. Многие художники проходят через периоды предпочтения того или иного цвета, знаменитые «голубой и розовый» Пикассо, «голубой» же Гейнсборо, «желтый» Ван Гог, «красный» Брюллов. Живопись – всегда отражение состояния души: внутренней гармонии либо смятения, пассивной созерцательности либо накала чувств. Что может означать серия фосфорицирующих синих полотен Екатерины Дмитриевой? Эти работы наполнены таинственной синью, в них глубина и экспрессия, внутренний свет и загадка, устойчивость и динамика одновременно. В них хочется окунуться, как в синеву озера, бирюзу моря, стальную прохладу реки.

Современные психологи установили, что голубой цвет расслабляет психику, красный – раздражает и так же по другим цветам. Любители живописи и профессионалы свои ощущения после просмотра Катиных работ могут охарактеризовать как совокупность эмоций: радостных и  праздничных, как предновогодние недели, приподнятых и возбужденных как майское настроение, переменчивых и зыбких как мартовская погода, умиротворяющих и глубоких как августовские ночи.

Натюрморты Екатерины очень имрессионистичны. Каждый видится не как предмет интерьера, украшающий спальню или гостиную, а как собеседник, благодаря динамике изображенных предметов и разнообразию живописной техники способный рассказать то историю маленькой фарфоровой балерины, в своем танце опьяненной ароматами нежных полевых ромашек; то повествующий о сладости и неге вальяжной экзотики (Таитянский натюрморт), то склоненными от тяжести роскошными шапками пионов передающий привет из старо-дачного Подмосковья. Ветка цветущего каштана напомнит Крымскую весну из далекой юности, букет черемухи  наполнит комнату мелодией вальса и вызовет легкую грусть, изящное голубое трио скромных полевых цветов на фоне далекого и как бы неземного пейзажа подарит ощущение свободы перемещения в пространстве и во времени. За синей вазой в интерьере откроется два пути: темно-арочная глубина поманит в средневековую даль, светлое солнечное окно пригласит в парадную залу богатой помещичьей усадьбы 19 века. Красный цветок поведает о стремлении к совершенству, о том, как чудесно выделяться и блистать, оттеснив невзрачных бледно-розовых и желтовато-лимонных соперниц, и о расплате одиночеством за этот блеск. Синие васильки оставят в смятении, и вместо пшеничных волн среднерусской возвышенности вдруг нечаянно поддашься видениям о восточных дворцах, горячих песках, палящем зное. И виной тому всего лишь возбуждающий оранжевый, забирающий в плен и прозрачность вазы, и глубокую синеву букета, и даже Время, будильником-пунктиром напоминающее о себе.

Сколько натюрмортов – столько историй. Посмотрите внимательно, прислушайтесь к их рассказу…

Каждому человеку важно найти самое ладное, под него скроенное, место в безбрежности жизни. Каждому художнику необходимо во всем многообразии окружающей его действительности отыскать свои сюжеты, посредством красок передать в отраженном на холсте мире свое внутреннее Я. Портреты, сельские и городские пейзажи, фантазии и абстракции мы найдем в творчестве многих художников. Тем и замечательно творчество, Богом данная способность ТВОРИТЬ, что у каждого автора мы находим свои уникальные отражения, открывающие нам новые грани реальной жизни.

Очень мне нравится тема города в Катином исполнении. Страшный своей мощью и безразличием мегаполис, который угадывается в нагромождении домов и узости дворов, отчего-то не пугает. Через сломанные жалюзи своего окна, защищенные теплом собственного жилища, мы смотрим в чужие окна, за каждым из которых скрываются радость, боль, отчаяние, смех, любовь, одиночество, жизнь… И мы глядим в окно и не в силах оторваться, так притягательны для нас истории чужой жизни, и рука наша досадливо тянется к цветку, стоящему на подоконнике и мешающему полному обзору: надо чуть-чуть подвинуть. Или другая картина. Здесь город и вовсе не таит в себе угрозы, напротив, манит дорога, как символ нашего земного пути, и этот путь сопровождает музыка, звучащая на причудливо очерченной, но все же угадываемой арфе. Так зазывает жизнь в свои дали, так манит сладко, а уж как после рассудит, в начале пути никому не ведомо: одного миловать будет, тернистой дорогой направит другого. Но это потом. А пока гладкая дорога и звуки чарующей музыки. Мазок на этих полотнах плотный, густой, уверенный, если живешь в городе, ему надо соответствовать.

Другое дело пейзажи сельские, деревенские. Сразу смягчается кисть, пастельно-прозрачно-волшебно ложится краска, теплеет наша душа. Екатерина Дмитриева приглашает всех нас в милые уголки родного Подмосковья. И луга заливные, и дождь где-то там, за рекой, и уютный сельский домик с развевающимся перед ним на ветру бельем на веревке дарит светлый покой душе, наполняет воспоминаниями детства, заставляет призадуматься о мнимом и вечном… Легкие мазки, добрая рука, ласковые полотна.

Но Екатерина молода, и наряду с пасторальной мечтательностью сельских полотен в картине «Первобытный танец» прорывается экспрессия и сила молодости, жажда яркой и безудержной жизни, похожей на этот танец.

Пусть все, что видит и чувствует Катя, все ее думы о жизни и реальные переживания, множество образов, которые непрерывно рождают ее голова, душа, сердце выплескиваются на полотна, даря нам новые откровения, новую радость и новое восхищение чудесным даром!

Е.С. Шустрова