sfdpnjfv20zrz20xngk1b1v.jpg
RU  EN 

Кружево Памяти

Кружево Памяти
Кружево Памяти


Инсталляция «Кружево Памяти» – это заключительная часть триптиха, составленного из моих детских вещей и посвященного моим детским
воспоминаниям.



Первая часть – «Паутина Памяти» состоит из моих мягких игрушек примерно 1990-х годов и веревок, на которых висели картины на моих выставках.



Вторая часть проекта – «Заплатки Памяти» состоит из сшитых мной вручную между собой в единое полотно моих детских вещей конца 1980-х – 1990-х годов и более ранних вещей семьи.



«Кружево Памяти» завершает триптих. Для этой инсталляции я специально отбирала мелкие и миниатюрные вещи, так как полотно действительно должно было быть филигранным и воздушным. Это игрушки, фрагменты игрушек, детские украшения, которые также как и материал двух предыдущих произведений за ненадобностью хранился, точнее, сваливался на балконе.



Принцип крепежа тот же, что и в инсталляции «Паутина Памяти». В основном, вещи сплетены между собой ниткой розового цвета из распущенного маминого джемпера, подаренного ей в середине 80-х американской фирмой после организации и проведения одной из первых коммерческих выставок-дефиле в гостинице «Космос». По прошествии времени мама решила любимый джемпер распустить и связать из этих ниток что-нибудь.



Тогда купить стильную подходящую по размеру и цвету вещь было проблемой, и многие вязали сами. И перевязывать старые вещи было нормальной практикой. И как раз во время декретного отпуска в 1987 году она и распускала ту кофту. Но потом так ничего из этих ниток и не связала, изменилось время, изменился быт, изменилась страна: стало появляться много новых магазинов, рынков, и купить новую понравившуюся кофту стало доступным. А те нитки так и хранились, а потом валялись на том же балконе.



В инсталляции я использовала и более «древнюю» веревку еще из дедушкиных запасов и еще те же веревки, что и в инсталляции «Паутина Памяти» – веревки с выставок, на которых висели мои картины, если честно, то не только мои. Когда я работала над инсталляцией, то периодически накануне моих выставок в ЦДХ собирала веревки, оставшиеся после демонтажа выставок других художников. Веревки эти я частично тонировала в розовый цвет. Какими-то из этих веревок я связывала свои картины, когда возила их на выставки в Италию, так что они побывали в Падуе, Вероне, Генуе и Венеции. Потом я их, конечно, бережно свернула и привезла обратно в Москву, так как предвидела нехватку материала.


У каждой ниточки своя история. Хлопковые белые нити, запасенные и бережно хранимые бабушкой еще с тех времен, когда они были дефицитом. И белая пряжа с люрексом, из которых мама вязала мне красивейшие вещи, особенно я помню свитер с кошачьей мордочкой. Я его очень любила.


Не у всех детей тогда были такие яркие вещи.


Но исторического материала мне не хватало, пришлось использовать современный: черную веревку, которую применяла раньше для моей дизайнерской бижутерии, и белую нитку для бисера, она очень прочная и без нее было бы не обойтись, так как многие из предметов были достаточно тяжелыми. И инсталляцию без этих современных материалов не удалось бы собрать воедино.



Хотя я считаю, что купить нитки для произведения искусства такого уровня в магазине было бы халтурой. Я столкнулась с проблемой – или бросить на полпути проект или использовать новые нитки, но сделать качественную и жизнеспособную работу. Я выбрала второе.

Это самое трудоемкое из всех моих произведений на сегодняшний день.


Сейчас, когда я пишу эту статью, я рассматриваю фото и самой инсталляции, и процесса ее создания. Я нашла фото, где еще стоит только один подрамник. На фото дата 17 июля 2014 года. Завтра исполнится ровно год, как я приступила к работе. Обдумывать же и готовить объекты и другие материалы я начала намного раньше, а обрабатывать фотоматериал и размышлять о вариантах экспонировании я все еще продолжаю, хотя саму инсталляцию закончила еще в апреле 2015 года.


Когда я создавала «Кружево Памяти», то я понимала, что это на сегодняшний момент самое ценное мое произведение и, если честно, мне вообще впервые за долгое время казалось, что я создаю что-то по-настоящему грандиозное. В процессе постоянно появлялось много неожиданных задач, требующих новых решений. Требовалось зафиксировать между собой все объекты крепко, чтобы они прочно держались, но и достаточно деликатно, чтобы не повредить их. Некоторые вещи очень хрупкие.



Хотя надо сказать, что если они пережили мое детство, то это значит, что они все не убиваемые. Я игрушки не берегла, у меня их было много, и ребенком я была достаточно темпераментным и любопытным, так что не многое сохранилось, а то, что сохранилось, я думаю, будет жить вечно в искусстве.


Все вещи вплетались в хаотичном порядке без какой-либо системы. Не то чтобы в творческом порыве, скорее в состоянии медитации или транса. Работа была очень кропотливой. Обычно, когда я делаю какую-то монотонную работу, я параллельно в наушниках изучаю какой-нибудь иностранный язык, но в данном случае работа поглощала полностью, и я не могла отвлекаться.


Приходилось тщательно следить за чистотой, так как постирать или как-нибудь помыть уже готовое полотно не представляется мне возможным. Поэтому все объекты тщательнейшим образом промывались до вплетения их в «Кружево Памяти».
Все игрушки после многолетнего лежания на балконе порядочно заросли пылью и даже паутиной, так что мне пришлось потрудиться. Некоторые вещи, которые было невозможно постирать, я протирала спиртом.


Я старалась как можно чаще мыть руки в процессе работы и обязательно перед началом работы. В мастерской также пришлось навести максимальный порядок, насколько это было возможно, и регулярно его поддерживать.



Когда приходилось делать перерыв в работе, я накрывала будущую инсталляцию старой скатертью и старалась по возможности не пылить в мастерской, и вообще закрывать дверь, чтобы не летела пыль из других комнат и прихожей.



Работа над инсталляцией была построена таким образом, что я не видела ее всю целиком в процессе работы. Сначала я плела ту часть, которая помещалась на подрамнике, но когда настала необходимость выходить за его пределы, мне пришлось снять полотно с подрамника и закрепить его на стене мастерской под потолком, затем дополнительно зафиксировать по краям и плести до низа.


Затем потребовалось снова снять со стенки полотно, перевернуть его на 180 градусов, скрутить в рулон уже готовую часть, и продолжать плести зеркально вверх.


В двух предыдущих частях триптиха я подробно описываю каждый объект, который был в инсталляции, то же можно было бы сделать и в этом случае, тем более что  у меня огромное количество воспоминаний связано с каждой вещью. Возможно, когда-нибудь я это сделаю.