sfdpnjfv20zrz20xngk1b1v.jpg
RU  EN 

Кембрийский взрыв

Кембрийский взрыв



 Кембрийский взрыв

Мы не знаем, из чего и откуда стихийно или преднамеренно появился огромный космос, но мы знаем, что каждая клетка в нашем организме имеет свою программу и знает точно для чего она нужна, как и чем станет. И мы можем проследить за созданием небольшого нового космоса в музыкальном произведении или картине. Так появился проект Кембрийский Взрыв, где я попыталась раскрыть в силу своих слабых человеческих возможностей темы Творения Новых Миров – создание Нового Мира, Нового Моря, Нового Неба, Новых звезд, Новых планет. Где он этот Новый Мир? Предстоит ответить самому зрителю и еще нескольким поколениям искусствоведов или искусствовредов. А может и не стоит отвечать на вопросы Вселенной и просто наслаждаться.


Меня всегда привлекали наука и естествознание, я даже рассматривала их в качестве возможной будущей профессии, но и сделав выбор в пользу искусства, я продолжаю интересоваться и палеонтологией, и биологией, и много чем еще. Конечно не каждый художник может проявить себя во всех сферах как Леонардо Да Винчи, но стремиться к его многогранности должен каждый, иначе есть риск стать даже не ремесленником как Левша, но работником как Герасим.


Проект Кембрийский взрыв сложился из четырех серий.


Пиджак Вселенная — трилобиты и прочие обитатели кембрия, созданные из винтажного швейцарского вельветового пиджака.


Кембрийский взрыв — объекты из проволоки и бисера, где я осмысляю химический процесс создания новых миров из молекул и атомов и прочих мелких волшебных частиц, о которых мы еще не имеем никакого представления.


Мистический заговор двустворчатых и брюхоногих – их тайное появление и предназначение.


Творение Новых Миров – волшебство зарождения космоса и жизни на земле. Эта серия выполнена в классических художественных материалах – живописных и графических.


Процесс создания проекта я старалась максимально запечатлеть на фотоаппарат, так как любой не самый плохой художник скажет вам, что процесс создания произведения всегда намного интереснее самого результата.Тем не менее, фотоматериал все-таки оказался достаточно скудным, так как работа «затягивала», и я не всегда могла делать фотопаузу, но и на том спасибо современной цифровой технике, которая открывает нам огромные возможности. Углубляться в тему Происхождения Вселенной можно бесконечно, поэтому для проекта я остановилась на определенном периоде – Кембрийском взрыве.


Это период, когда на Земле вдруг появилось многообразие различных живых существ, которых не было ранее. Они все так вот вдруг взяли и дружно появились. Конечно, я не берусь писать какой-то научный труд или даже школьный доклад, я просто обозреваю как художник то, что открыли ученые. 


Кембрийский взрыв произошел внезапно примерно 540 миллионов лет назад, на Земле вдруг появились всевозможные морские губки, звездочки и ежики, ракушечки, креветочки и другие разные козявочки. Козявочки – это мое рабочее название этого проекта. Так я называла объекты, когда «разговаривала» с ними в процессе работы. А больше всего меня привлекли трилобиты. Они вдохновили меня на целую серию Пиджак-Вселенная. 

Материалом для трилобитов послужил мне винтажный вельветовый пиджак, который отдала мне в переработку наша хорошая знакомая и моя фея-крестная в искусстве Татьяна Васильевна Карпова. Я тогда занималась и декоративным искусством, и этот пиджак должен был стать или авторскими мишками, или птичками, декоративной подушкой или платьем для авторской куклы. Но когда я его увидела, то он сказал мне, что не хочет становиться игрушками или подушками, а хочет стать Вселенной.  



Из пиджака я сшила трилобитов и других обитателей кембрия. Я не старалась придать им портретную схожесть – я же художник, а не таксидермист, да и мало кто точно может решиться утверждать, как они выглядели в реальности, до нас дошли они не в самом лучшем виде. Древние обитатели Земли оставили нам или сброшенные шкурки или отпечатки в лаве и каменных породах.

Поэтому увидеть точный портрет этих наших давних соседей нам не придется. Так никто и не может объяснить внезапное появление окаменелостей на нижней границе кембрия и их отсутствие в более древних отложениях. Ученые предположили, что все современные типы животного царства возникли почти внезапно не будучи потомками ранее существовавшей фауны.


Да и было это все настолько давно, что погрешность в датировке составляет где-то 7 миллионов лет, а это сравнимо с продолжительностью всего кембрийского периода. И чем дальше от нас исследуемый период, тем менее доступны для изучения его окаменелости, и со временем они лучше не становятся, а могут вообще разрушаться. Большая часть кембрийской фауны вообще в них не представлена. 


Перед тем как раскроить пиджак на трилобитов я изучала кембрийские ископаемые, среди них многие были членистоногими, кто-то обладал твердым панцирем, большинство из них необычайны. Были и такие создания, которых невозможно было отнести ни к одной из известных групп членистоногих. Судя по находкам ученых, в кембрийском периоде появились брюхоногие, двустворчатые и головоногие моллюски.Все эти моллюски интересны еще и тем, что до сих пор являются предметом дебатов, и происхождение от них современных видов до сих пор под вопросом.


Когда я готовила проект, я посещала Палеонтологический музей. Это знаковое для меня место. Это был первый музей в котором я была, во всяком случае первый, который я хорошо помню и в который пошла уже сознательно. Мне было лет, наверное, пять. Это был скорее всего 1992 год. Мы пошли в музей с дедушкой. Задолго собирались, и мне много про него рассказывали, и я ждала этого события настолько трепетно, что дедушка даже сказал, что мне надо погладить шнурки. В этот момент действительно что-то гладили, и я стала вытаскивать шнурки из своих ботиночек, но мне объяснили, что это только так говорят, и гладить шнурки не нужно. Я взяла с собой игрушечного розового зайчика, и мы поехали на троллейбусе в музей.


Ощущение от увиденного было непередаваемым. Учитывая, что телевизоры были у всех тогда в основном черно-белые, книжки были в основном без картинок. Перестройка. Информацию о чудесной планете Земля взять тогда было как-то неоткуда. Этот музей и сейчас поражает воображение, но тогда вызывал непередаваемые эмоции и неописуемый восторг. Я впервые увидела изображения древних чудовищ и гигантские скелеты динозавров, причудливые морские раковины и кораллы. 

Я тогда и представить не могла, что когда-нибудь сама смогу поплавать в настоящих коралловых зарослях и увидеть морских обитателей и раковины. 


Второй раз я оказалась в этом музее в 2014 году уже состоявшимся художником, когда готовила этот проект. Лет через двадцать снова увидела знакомые экспонаты, уже после того как многих из них уже повстречала в живой природе в их среде обитания и даже что-то попробовала на вкус. «Нет ничего лучше, чем возвращаться туда, где ничего не изменилось, чтобы понять, как изменился ты сам», - как сказал Нельсон Мандела.


Особенно приятно было наблюдать, что толпы детей с огромным восторгом рассматривают экспонаты, хотя у современных детей совсем другой кругозор и другие возможности, и мне казалось, что удивить их чем-то, от чего приходили в восторг дети двадцать лет назад, уже невозможно. Увидев завороженных детей, да и взрослых тоже, я убедилась что мой новый проект будет интересен еще многим поколениям зрителей.


Вдохновением для этого проекта стали всегда манящие меня водные глубины: сначала речное дно летом на даче, а потом, когда я поехала на юг, морские глубины. В детстве я засматривалась программами BBC и экспедициями Жака Ива Кусто. Мне всегда казалось, что картинку по телевизору подкрашивают для того, чтобы нам зрителям было интереснее, но когда я нырнула с маской в Красном море, то поняла, что телевизор не передает и половины той немыслимой красоты подводного царства.


С натуры такую красоту не напишешь, да и плоскость холста, пусть даже с блестящим ремеслом, не передаст всей глубины. Правильный выбор нужного и подходящего материала был очень важен. Главной деталью любого произведения помимо гения мастера является именно материал, из которого он сделан. Требовалось особое пластическое решение: с одной стороны, это должен быть проверенный и прочный материал, с другой стороны, должен быть не стандартным. Так, в качестве основного материала, объединяющего все объекты и произведения этого проекта, был выбран бисер.


Бисер используется с самых древних времен, в то время как живописи или, например, карандашному рисунку не более половины тысячи лет. Бисер состоит из стекла, он производится при очень высокой температуре, поэтому это прочный материал. Стекло доходит до музеев, даже если разбилось и пролежало под землей пару тысяч лет. О красоте прозрачности и глубине цвета этого чудесного материала можно говорить бесконечно. Помимо бисера различных цветов, оттенков, форм и размеров мне также пришлось использовать и пластмассовые и деревянные бусинки, так как бисер оказался очень тяжелым в прямом смысле слова материалом.



Из этих материалов я и создала скульптурные объекты с помощью проволоки разных видов, гипса, полимерной глины, папье-маше, скорлупы кокосовых орехов, а главное, ракушек и кораллов, собранных мной в разное время в разных концах света. Коллекцию ракушек я собирала с детства. Я всегда была уверена, что они мне для чего-нибудь очень важного обязательно когда-нибудь пригодятся. 

Не меня одну вдохновляли обитатели морских глубин... Раковины всегда были объектом коллекционирования: и во времена античности, и в эпоху великих географических открытий, а в Викторианскую эпоху часто были украшением интерьера. 


И даже в нашей семье бережно хранилась маленькая ракушка и кусочек коралла, привезенные моим дедом со службы на флоте на Дальнем Востоке. Ракушка утерялась, а коралл я бережно храню. Дедушка часто рассказывал, что во время плавания в Тихом океане в воду спускали брезент, в нем купались матросы и собирали ракушки (наверное, это были морские гребешки) и ели их даже сырыми. И что ничего вкуснее он не пробовал ни до ни после службы. Нам с бабушкой было это слушать очень удивительно, так как тогда не приходила в голову мысль употреблять в пищу что-то подобное.

Когда я стала подробнее изучать материал про двустворчатых и брюхоногих моллюсках, меня очень удивило, что все теории появления двустворчатых моллюсков поставлены под сомнение. Ничего точно об их появлении неизвестно. Это меня заинтересовало, так появилась целая серия Мистический заговор двустворчатых и брюхоногих.



Сами существа загадочные, мне кажется они много знают и обладают тайной мироздания. Некоторые в целях самозащиты способны достаточно быстро зарыться в грунт, а какие-то способны плавать, хлопая створками, а кто-то может и ускакать от преследователя на ноге, используя ее как пружину. Моллюски употреблялись и продолжают употребляться человеком в пищу.

В некоторых культурах их раковины служили валютой. На протяжении времен моллюски существовали параллельно с человеком, с его культурой. Сразу приходит на ум сюжет из древнего мифа о рождении богини, которая появилась на свет из раковины. 



Двустворчатые моллюски в древнегреческой культуре были связаны с культом Афродиты, а в средневековье раковину как тарелку для еды носили с собой путешественники и паломники. В Японии в образе улитки почитался дух «Хозяина воды». Украшения из жемчуга, пурпурные и голубые одежды из тончайшего виссона были атрибутами власти и почета и во времена Ветхого завета и в Минойской цивилизации в XX-XVIII веках до нашей эры, их дозволялось носить только представителям власти. 

Сейчас моллюски представляют интерес в медицине для разработки лекарственных препаратов, а с древних времен использовались как материал для изготовления рыболовных крючков, резцов, скребков, насадок для мотыги, украшений. Из раковин изготавливались музыкальные инструменты, которые в древние времена выполняли не только увеселительную функцию, но и служили атрибутом культа. В основе стиля рококо лежит C-образный силуэт раковины. 



Так же и я использовала морские раковины в своем проекте, так как считается, что многие моллюски появились именно в Кембрийский период. Конечно, и в докембрийский период было чему происходить на Земле. Происходила активная жизнь колоний организмов в бактериальных матах. К кембрию численность матов заметно сократилась, а до наших дней они дошли в виде строматолитов – ископаемых остатков.

Бактериальные маты есть и сейчас, они существуют, например, в лагунах с очень соленой водой, в более мягких условиях их поедают беспозвоночные.  


Я была просто очарована, когда увидела настоящий мат в Палеонтологическом музее. Я могла бы долго его рассматривать и, конечно же, я отразила его в этом проекте. В таких матах, согласно предположениям ученых, в докембрийский период вырабатывался кислород, которым мы сейчас дышим. Цианобактериальный мат символизировал для меня винтажный вельветовый пиджак, из которого я создала Вселенную трилобитов и других раннекембрийских обитателей в серии Пиджак-Вселенная.



Идея создать этот проект была со мной мне кажется всегда. И в дальних странах, и на прогулке в парке, и летом в лесу, собирая грибы, я всегда с удивлением рассматривала и речные водоросли, и морские ракушки, и лесной мох. Многообразие окружающего мира природы поражало воображение художника. С недавнего времени я стала собирать фотоматериал для проекта , но фотографировала сначала только для себя и не знала, что фото тоже станет неотъемлемой частью проекта. Поэтому, к сожалению, не всегда у меня есть фотографии хорошего качества, так как снимались они часто во время движения или в спешке.

Оказавшись в 2015 году с выставкой в Венеции у меня было ограничено время, и я не успела посетить ни одного художественного музея, но смогла побывать в Музее естественной истории (Museo di Storia Naturaleи) и Музее военно-морской истории (Museo Storico Navale), где я смогла найти материал для новых проектов. 



Вся информация, собранная мной, и фотоматериал, привезенный из путешествий, и бактериальный мат, который я впервые увидела в Палеонтологическом музее в Москве еще ребенком, вдохновили меня на серию Творение Новых Миров, которая состоит из пятидесяти двух работ, выполненных маслом. Я не стремилась запечатлеть настоящий цианобактериальный мат, но мне хотелось изобразить то волшебство, когда на пустой земле вдруг появился кислород, которым я сейчас дышу. Работа над произведением для меня не раскрашивание листа бумаги или холста краской, а всегда образование нового мира, иного пространства, не всегда реального, но всегда настоящего.



Я намеренно использовала маленький формат работ, инкрустацию бисером и необработанным янтарем, поэтому каждая картиночка получилась маленькой драгоценностью. А некоторые работы вызывают у меня ассоциацию с научными образцами из какой- нибудь очень серьезной лаборатории. Также в эту серию проекта помимо работ маслом включены и сорок четыре работы, выполненные на бумаге акварелью, пастелью, тушью в 2012 году, когда я еще только начинала обдумывать проект.

Эти работы представляют собой скорее виды космоса в процессе творения жизни. И это не просто пейзажи, это жанровые полотна, на которых происходит активное действие рождения новых стихий.  



В картине «Вид Новой Вселенной» сквозь зыбкий туман и плотную завесу небесной пыли, заслонившей горизонт и все пространство, открывается благоговейная тишина бескрайнего эфира иного совсем Нового Мира. В картине «Вид морских глубин до появления воздуха» сквозь языки пламени на раскаленных небесах проступает новый горизонт и появляется бескрайний океан. Действие иного масштаба и с другим эмоциональным наполнением. Да и не полотна это. Серия намеренно представлена в небольших форматах. Не больше обычного писчего листа.



Именно в рутинности, повседневности часто незаметно для окружающих создаются и творятся Новые Миры, Великие свершения. Великие ученые не всегда блистали умом в школе, олимпийские чемпионы не родились с золотыми медалями, выдающиеся звезды кино и сцены не были ими в жизни, но становились ими на экране и под светом софитов. 



Как появился наш мир? Как на Земле появилась жизнь?



И как я с раннего детства еще с дошкольного возраста почему-то понимала, что буду работать руками, и если я стану успешной и в чем-то сильной, то сделаю и добьюсь чего-то своими руками в самом прямом смысле слова. Хотя я делать ими тогда не могла еще вообще ничего. И меня всегда учили считать и читать головой. А руками кто работает, никогда не станет состоятельным и успешным, и другие будут зарабатывать на этом несчастном работяге, такое представление было у меня в детстве.


До сих пор очень отчетливо помню, как в свои лет 10 смотрела на свои руки (довольно долго) и думала, как и что мне предстоит ими совершить великого в будущем. О том, чтобы что-то рисовать профессионально, я и помыслить не могла в самых смелых мечтах. Я не могла сплести фенечку или даже ровно написать буквы. И это был факт. Но откуда такие мысли могли возникнуть? 


У меня тогда!


Росток клёна знает, что вырастет не редиской и не морковью. 

В то время как человек не всегда знает даже в зрелом возрасте, чем он хочет заниматься. 

У каждого творца в этом мире есть свое предназначение. Творцами я считаю всех людей, которые создают вокруг себя и быт и среду общения. Предназначение тоже слишком высокопарное слово, скорее программа. 

Как художнику мне всегда хотелось задуматься больше, капнуть глубже в суть вещей, в происхождение идей. Так возникла мысль создать серию работ, в которой – как в микроскопе или телескопе – не важно, попытаться разглядеть процесс творения новых миров в чем-то может быть похожих на нашу планету, ну а может быть совсем других.